Астрономия в литературе

Форум о месте астрономии в культуре, искусстве, поэзии и жизни.

Модераторы: LittleRacoon, Булдаков Сергей

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 10 июн 2013 13:01

Артур Кларк
Часовой


Почти сто миллиардов звезд образуют Млечный Путь, и, должно быть, давно население миров других солнц миновало те вершины, до каких мы
ныне добрались. Только подумайте о таких цивилизациях в глубинах веков на фоне гаснувшей зари создания вселенной, еще столь молодой, что
жизнь существовала лишь в горстке миров. Их удел - одиночество богов, взирающих в вечность и тщетно ищущих, с кем поделиться своими мыслями.
Они, должно быть, шарили по созвездиям, как мы исследуем планеты. Повсюду были или будут миры; их ждет пустое безмолвие или ползающие
безмозглые создания. Такой была и наша Земля, когда дым гигантских вулканов все еще застилал небеса, когда первый корабль мыслящих
существ проплыл в солнечную систему из пропасти за Плутоном. Он миновал замерзшие внешние планеты, зная, что жизнь не могла сыграть
никакой роли в их судьбе. Он задержался среди внутренних планет, согревающих себя огнем Солнца и ожидающих начала истории.
Эти пилигримы, должно быть, поглядывали на Землю, безопасно вращаясь в узкой зоне между огнем и льдом, и, возможно, они
догадывались, что в далеком будущем на Земле, наиболее любимой Солнцем, зародится мысль; но неисчислимое количество звезд, возможно,
помешает им прийти к Земле снова. И поэтому они оставили здесь часового, одного из миллионов ему подобных, разбросанных по вселенной,
дабы наблюдать за всеми мирами, обещающими зарождение жизни. Это был маяк, который из глубины веков сигналил о том, что он еще не
обнаружен.

*) Таким образом, если и удастся разогнать звездолет до субсветовой скорости, то до конечной цели он не долетит - слишком много препятствий встретится ему на пути. Поэтому межзвездные перелеты могут осуществляться лишь с существенно меньшими скоростями, порядка 0.01с и менее. Это значит, что колонизация иных миров может происходить медленными темпами, так как каждый перелет будет занимать сотни и тысячи лет, и для этого нужно будет посылать к другим звездам большие колонии людей, способные существовать и развиваться самостоятельно. Для такой цели может подойти небольшой астероид из смерзшегося водорода: внутри него можно устроить город подходящих размеров, где будут жить астронавты, а сам материал астероида будет использоваться в качестве топлива для термоядерной энергетической установки и двигателя. Других путей освоения дальнего космоса современная наука предложить не может.
Во всем этом есть только один положительный аспект: вторжение полчищ агрессивных инопланетян Земле не грозит - это слишком сложное дело. Но обратная сторона медали заключается в том, что и добраться до миров, где есть "братья по разуму" не удастся в течении ближайших нескольких десятков тысяч лет. Поэтому наиболее быстрым способом обнаружения инопланетян является установление связей с помощью радиосигналов или каких-либо других сигналов.
http://go2starss.narod.ru/pub/E009_RMP.html
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 11 июл 2013 13:44

Иосиф Самуилович Шкловский
Эшелон


Судьба столкнула меня со столь незаурядной личностью, какой, несомненно является Валерьян Иванович, очень давно, еще в 1949 году. Симеизская обсерватория лета 1949 г. была аномально богата яркими личностями. Чего, например, стоил Николай Александрович Козырев, реликт довоенной Пулковской обсерватории, фактически уничтоженной репрессиями 1937 г. И, конечно, сердцами и умами астрономической молодежи (а я был тогда на тридцать пять лет моложе...) владел незабвенный Григорий Абрамович Шайн. Валерьян Иванович не был астрономом. Он тогда работал в некоем закрытом "почтовом ящике" и приехал на обсерваторию внедрять новые, высокочувствительные приемники инфракрасного излучения - электронно-оптические преобразователи (ЭОПы). Дело это было окутано строжайшей секретностью - Валерьяна Ивановича сопровождали два довольно мрачных типа, которых мы, молодежь, почему-то называли "жеребцы Красовского".
Работа Валерьяна Ивановича оказалась чрезвычайно успешной, особенно в части изучения свечения ночного неба, в спектре которого в ближней инфракрасной области им были открыты ярчайшие полосы излучения.
На этой почве между мною и В. И. произошел весьма острый конфликт. Не будучи искушен (во всяком случае, тогда) в теоретической спектроскопии, он отождествил открытые им полосы с запрещенными электронными переходами молекулы кислорода О2, между тем как я буквально "сходу" отождествил эти полосы с вращательно-колебательными переходами молекулы гидроксила ОН. Ситуация создалась острейшая, тем более, что все это случилось во время Всесоюзной конференции по спектроскопии в Симеизе.
Дело доходило до попытки применить против меня такой сильный и испытанный "полемический" прием, как обвинение в разглашении государственной тайны. Все это я узнал много позже, а тогда я и не подозревал, на краю какой бездны я прыгаю подобно птичке божьей. А все "разглашение" сводилось к тому, что я показал аспиранту, как работает ЭОП. В попытке уничтожить меня с помощью недозволенного (в нормальном обществе и в нормальное время) приема ведущая роль принадлежала тогдашнему зам. директора, а нынешнему директору
Крымской обсерватории А. Б. Северному, кстати, за год до этого пригласившему меня на эту обсерваторию работать. От неминуемой гибели (дело-то ведь происходило в 1949 г.) меня спас, как я узнал много лет спустя, Григорий Абрамович Шайн.
Прошло несколько лет. Отождествление инфракрасного свечения ночного неба с вращательно-колебательными линиями гидроксила стало общепризнанным. Валерьян Иванович, к этому времени вырвавшийся из своего "ящика" и ставший сотрудником Института физики атмосферы, полностью признал "гидроксильную" теорию и немало способствовал ее торжеству, получив с помощью ЭОПов превосходные инфракрасные спектры ночного неба, на которых видна вращательная структура полос ОН. От старого конфликта ничего не осталось, и между нами установились ничем не омраченные до сих пор дружеские отношения.
Валерьян Иванович пригласил меня работать на полставки в Институт физики атмосферы, где он только что стал заведовать отделом верхней атмосферы…

Итак, под крышей Института физики атмосферы в одном отделе встретились два полярно противоположных характера. Коллизия между ними представлялась если не неизбежной, то весьма вероятной. И она произошла! В это время (около 1950 г.) Иван Андреевич с большой рекламой стал заниматься довольно эффектной тематикой - зондированием с помощью прожекторов серебристых облаков. Как известно, последние изредка наблюдаются на рекордно большой (для облаков) высоте 80 км. Используемая для зондирования прожекторная установка находилась на загородной станции Института около Звенигорода.
На всю эту тему был наведен густой туман секретности. <...> Старый армейский волк Валерьян Иванович, отлично представлявший себе возможности работавших на Звенигородской станции списанных военных прожекторов (с которыми он во время войны немало поработал - см. примечание на этой странице), сразу же понял, что ни о каком зондировании столь "высокой" цели, как серебристые облака, не может быть и речи. Тут был какой-то явный мухлеж!
Проявив незаурядную хитрость, помноженную на настойчивость и крайнюю неприязнь к предполагаемому респектабельному мошеннику, Красовский тщательно изучил подлинные материалы наблюдений и "строго математически" изобличил Хвостикова в сознательной фальсификации и жульничестве. Особенно эффектно было доказательство мошенничества на основе анализа фотографий (основной материал!), на которых были изображены размытые пятна, якобы отраженные серебристыми облаками прожекторные блики. Красовский доказал, что фотографировалась с помощью расфокусированной оптики с большими экспозициями... Полярная звезда! Доказательством этому были неполные круги, окружающие размытые пятна - треки околополярных звезд, которые и были отождествлены Валерьяном Ивановичем с помощью атласа Михайлова! <...>
Хвостиков был изгнан из института <... > и исчез из моего поля зрения <...>
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 05 янв 2014 16:04

И.А.Гончаров
Фрегат "Паллада"
Том 2
I Русские в Японии


30 сентября 1853, Нагасаки
Вечером была всенощная накануне Покрова. После службы я ходил по юту и нечаянно наткнулся на разговор мичмана Болтина с сигнальщиком Феодоровым, тем самым, который ошибся и вместо повестки к зоре заиграл повестку к молитве. Этот Феодоров отличался крайней простотой. "Смотри в трубу на луну, - говорил ему Болтин, ходивший по юту, - и как скоро увидишь там трех-четырех человек, скажи мне". - "Слушаю-с". Он стал смотреть и долго смотрел. "Что ж ты ничего не говоришь?" - "Да там всего только двое, ваше благородие". - "Что же они делают?" - "Ничего-с". - "Ну, смотри". - "Что ж это за люди?" - спросил Болтин. Тот молчал. "Говори же!" - "Каин и Авель", - отвечал он. "Вот еще заметь эти две звезды и помни, как их зовут: вот эту Венера, а ту Юпитер". - "Слушаю-с". - "И если что-нибудь с ними случится, донеси". - "Слушаю-с". И он серьезно стал смотреть в ту сторону. Чрез минуту я спросил его, в каких местах он бывал с тех пор, как мы вышли из Англии. Он молчал. "Говори же!" - "На Надежде" (Мыс Доброй Надежды). - "А до этого?" - "Забыл". - "Вспомни!" Он молчал. "Где же?" Молчал. "Ну припомни названия разных вин, так доберешься". Молчание. "Какие же есть вина?" - "Пенное". - "Ну а французские?" - "Ренское". - "А мадера?" - "Точно-с, есть и мадера. Мы и сами там были", - добавил он. "А что же звезды?" - вдруг спросил Болтин. Феодоров беспокойно оглянулся: хвать - одной нет; она уже скрылась за горизонт. "Где же?" - "Только одна осталась". - "А где другая?" - "Не могу знать". - "А как ее зовут?" Молчание. "Ну, как?" - "Мадера", - подумав, отвечал Феодоров. "А другую?" - "Питер", - сказал он. И это было нам развлечение, за неимением других.

Установил в StarCalc место наблюдения – Фукуока, дата 14 октября 1853, время 19-15, получилась такая картинка.
Вложения
}image1.jpg
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение astron » 05 янв 2014 16:35

О Владимир, замечательно! Вот вы и продолжили близкую вам тему sm4
Удачи всем..
astron
Всегда на посту
 
Сообщения: 8180
Зарегистрирован: 09 мар 2006 22:06
Откуда: Москва
Благодарил (а): 39 раз.
Поблагодарили: 40 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 19 янв 2014 06:33

Фрэнсис Томпсон (1859—1907)

Все сущее во все века
Без счета верст
Невидимый связует мост,
И не сорвать тебе цветка,
Не стронув звезд.


*) Слово «Вселенная» ( Universe ) в английском языке имеет то же происхождение, что и «единство» ( unity ) или «единица» ( one ). Буквально оно означает единство, общность всех вещей, рассматриваемых как целое. Любопытно, что слово «целый» ( whole ) имеет один корень со словом «святой» ( holy ), что отражает глубоко таинственные и метафизические связи, с которыми имеет дело космология.
Самый замечательный факт космологии — то обстоятельство, что понятие Вселенной вообще имеет смысл. Можно ли рассматривать все сущее как некое единое целое?
В этом вопросе заключен глубокий философский смысл.
Универсальность физических систем служит отправкой точкой всей научной космологии. Изучение звездного неба показывает, что звезды очень похожи на наше Солнце, а другие галактики напоминают наш Млечный Путь как по размерам, так и по структуре. Более детальный анализ свидетельствует, что удаленные тела состоят из тех же атомов, какие встречаются на Земле. «Земной» атом совершенно неотличим от атома на самом краю наблюдаемой Вселенной. Физические процессы, происходящие в наиболее удаленных областях космоса, по-видимому, абсолютно идентичны процессам в ближнем космосе. При этом особенно важно, что сами взаимодействия оказываются универсальными. Например, силу электромагнитного взаимодействия в удаленных квазарах можно определять на основе тщательного изучения их оптических спектров. При этом не обнаруживается заметного различия с электромагнитными взаимодействиями, наблюдаемыми в лабораторных условиях.
Таким образом, наука рисует картину однородной, самосогласованной и простой в больших масштабах Вселенной. Если бы Вселенная расширялась с существенно разными скоростями в различных направлениях или имела области, сильно отличающиеся по плотности или распределению вещества, то вряд ли вообще существовала бы научная космология. (Строго говоря, наверное, не существовало бы и самих ученых.) Именно эти три особенности Вселенной — однородность, самосогласованность и простота — позволяют говорить о Вселенной как едином целом. До самого последнего времени природа этих особенностей Вселенной оставалась загадкой. Теперь мы знаем, что «инструкции» для создания самосогласованного, однородного космоса заключены в законах физики. Свойства Суперсилы определили развитие ранней Вселенной и организацию ее единой структуры, отличающейся простотой в больших масштабах.
Пол Девис. Суперсила
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 21 янв 2014 18:16

Уолт Уитмен
ПЕСНЯ О СЕБЕ
(отрывок)

Сегодня перед рассветом я взошел на вершину горы, и увидел
усыпанное звездами небо,
И сказал моей душе: "Когда мы овладеем всеми этими шарами
вселенной, и всеми их усладами, и всеми их знаниями,
будет ли с нас довольно?"
И моя душа сказала: "Нет, этого мало для нас, мы пойдем
мимо - и дальше".

Перевод К.Чуковского


ГОД МЕТЕОРОВ (отрывок)
(1859-1860)

Не забуду воспеть чудо, корабль, входящий в мой залив.
Четкий и величавый "Грейт Истерн" плыл по моему заливу,
в нем было шестьсот футов,
Он входил в гавань, окруженный мириадами лодок, и я не забуду
его воспеть;
Не забуду комету, что нежданно явилась с севера, полыхая
в небесах,
Не забуду странную, бесконечную процессию метеоров,
ослепляющую и в то же время видимую совершенно
отчетливо.
(Миг, только миг она несла над головами клубы неземного огня,
Потом удалилась, канула в ночь и пропала.)
Воспеваю это порывистыми, как и все это, словами - хочу, чтобы
этим сиянием сияли гимны,
Твои гимны, о год, крапленный злом и добром, - год зловещих
предзнаменований!
Год комет и метеоров, преходящих и странных, - ведь и здесь,
на земле, есть такой же преходящий и странный!
И я пересекаю ваши рои и скоро кану в ночь и пропаду; в конце
концов эта песня
И я сам только один из твоих метеоров!

Перевод Б.Слуцкого
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 29 янв 2014 19:26

Эдгар По
Эврика
Поэма в прозе
(Опыт о Вещественной и Духовной Вселенной)


Существовало в сильной степени заблуждение относительно облика Млечного Пути, который, как говорят, приблизительно во всех астрономических рассуждениях, похож на заглавную "Y". Гроздь эта в действительности имеет некоторое общее, очень общее сходство с планетой Сатурн, что окружен тройным своим кольцом. Вместо плотного шара этой планеты, мы, однако, должны нарисовать себе чечевицеобразный звездоостров, или собрание звезд; Солнце наше находится вне совпадения средоточием -- близ берега острова, в стороне, ближайшей к созвездию Креста и отдаленнейшей от Кассиопеи. Окружное кольцо, близясь к нашему положению, имеет продольный рубец, который на самом деле, в силу нашего соседства с кольцом, доставляет смутное сходство с заглавной "Y"…
Если, с телескопом высокой пространство-проникающей силы, мы будем тщательно рассматривать небосвод, мы повстречаемся с перевязью гроздей, которую доселе именовали мы "звездотуманностью", - некоей полосой различной ширины, протягивающейся от горизонта к горизонту, под прямым углом к общему потоку Млечного Пути. Полоса эта есть предельная гроздь гроздей. Перевязь эта есть Вселенная. Наша Светомлечность есть лишь одна, и, быть может, одна из самых незначительных гроздей, что входят в образование предельной этой Вселенской перевязи или полосы. Видимость этой грозди гроздей для наших глаз, как перевязь или полоса, есть всецело некое явление перспективное, того же самого свойства, как и то, что вынуждает нас видеть нашу собственную отдельную и грубо-сферическую гроздь, Светомлечность, также в образе перевязи, пересекающей Небеса под прямым углом к перевязи Вселенской…
Нет астрономического вымысла менее приемлемого, и не было другого, за который бы более цепко держались, чем этот вымысел об абсолютной беспредельности Вселенной Звезд. Причины для предельности, как я уже означил их, a priori, кажутся мне неоспоримыми; но, не говоря об этом, наблюдение удостоверяет нас, что существует, достоверно, в бесчисленных направлениях вокруг нас, если не во всех, известный положительный предел - или, в крайнем случае, оно не доставляет нам какого-либо основания думать иначе. Если бы непрерывность звезд была бесконечна, тогда бы заднее поле неба являло нам единообразную светящесть, подобную исходящей от Млечного Пути, - ибо безусловно не было бы точки, на всем этом заднем поле, где не существовало бы звезды. Единственный способ поэтому, при таком положении вещей, понять пустоты, что открывают наши телескопы в бесчисленных направлениях, предположить, что рассеяние от незримого заднего поля так несметно, что ни один его луч доселе совершенно не мог нас достигнуть. Что это может быть так, кто решится отрицать?
Так как равновесие между центростремительной и центробежной силами каждой системы необходимо разрушено, при достижении известной близости к ядру грозди, к которой это сплетение принадлежит, должно, сразу, случиться хаотическое или по видимости хаотическое устремление лун на планеты, планет на солнца и солнц на ядра; и общим следствием этого поспешного устремления должно быть собирание мириад ныне существующих звезд небосвода в почти бесконечно меньшее число почти бесконечно больших сфер. Делаясь неизмеримо меньшими в числе, миры того дня будут неизмеримо большими, нежели наши, в размерах. Тогда, воистину, среди неисследованных бездн будут ослепительно сверкать невообразимые солнца. Но все это будет лишь верховным великолепием, предвещающим великий Конец…
Но должны ли мы здесь остановиться? Нет. Во Всемирном сцеплении и растворении могут возникнуть, как это легко нам понять, некие новые и быть может совершенно отличествующие ряды условий - другое мироздание и излучение, возвращающееся само в себя другое действие и противодействие Божественной Воли…новая Вселенная возрастет в бытие и потом погрузится в ничто…

*) «Эврика» — последняя книга Эдгара По
 (1809—1849), вышедшая при жизни писателя.
 В этом сочинении, не менее парадоксальном и удивительном, чем его художественные произведения, Эдгар По, опираясь на одну лишь «чистую» интуицию,
 предвосхитил открытие «черных дыр» и предложил первое правдоподобное объяснение парадоксу Ольберса (почему ночью небо не освещено равномерно, в то
 время как равномерно распределение звезд во Вселенной). Свою книгу Э. По называл поэмой и произведением искусства, а не науки, но при этом считал ее величайшим откровением, которое когда-либо слышало
 человечество.
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 01 фев 2014 08:14

Фред Хойл, Джон Эллиот
АНДРОМЕДА


Рейнхарт вздохнул и повел Джуди осматривать здание. Он показывал ей развешанные по стенам фотографии ночного неба и называл сильные источники радиоизлучения — эти основные инструменты в оркестре Вселенной. Он рассказывал ей, с какими оптическими объектами они отождествляются. — Вот это, — объяснил он, указывая на фотографию, — отнюдь не звезда, а целых две взаимодействующие галактики. А там — звезда в процессе взрыва.
— А это?
— Это большая туманность в созвездии Андромеды. Мы называем ее М-31, совсем как автотрассу.
. . .
А может быть, это любительская морзянка, отраженная от Луны?
— На настоящую морзянку не похоже. К тому же и Луна еще не взошла.
— А может быть, от Марса или от Венеры? Во всяком случае, надеюсь, все-таки я не зря вытащил вас сюда?
— Андромеда, говорите? Харви кивнул. Флеминг перелистывал страницы каталога, читал и слушал. Он снова стал спокойным и тихим, каким был в машине с Джуди, и был сейчас похож на прилежного школьника.
— Вы его удерживаете в диаграмме направленности?
— Да, доктор Флеминг. Флеминг перешел к другому концу пульта и включил внутреннюю связь.
— Записывается, Деннис?
— Да, — голос Бриджера сопровождался металлическим отзвуком. — Но никакого смысла уловить не могу.
— К утру, может, что-нибудь прояснится. Я подумаю насчет расстояния до источника. Флеминг отпустил клавишу и с книгой в руке перешел к астрономическим картам на задней стене. Так все они работали некоторое время; только звук из пространства слышался в комнате. Флеминг пробовал отождествить источник, а Харви удерживал его в диаграмме направленности огромного телескопа.
— Что вы об этом думаете? — не выдержал наконец Харви.
— Я думаю, что сигнал приходит очень издалека. После этого они только работали и слушали. А сигнал все звучал, звучал и звучал. И не было ему конца.

*) Отличительной особенностью научного творчества Хойла является глубокое проникновение в физическую сущность проблем; кроме того, профессор Хойл виртуозно владеет математическим аппаратом современной астрофизики. Напряженно и плодотворно работая на переднем крае науки, профессор Хойл находит время для того, чтобы писать научно-фантастические романы. Его перу принадлежит очень интересный и своеобразный роман «Черное облако». Кипучая натура Хойла иногда находит выход в довольно неожиданных действиях: он написал… либретто современной оперы, которая была поставлена и даже имела успех!
Ученый, который берется за тяжелый и, увы, неблагодарный труд писателя-фантаста, неизбежно привносит в литературное произведение нечто такое, чего от писателя-профессионала ожидать не приходится. Зачастую это проявляется в мелочах, в отдельных ремарках, характеристиках. Здесь нет той досадной «клюквы», которая слишком часто «украшает» обычные научно-фантастические произведения, особенно когда описываются будни людей науки. В этом отношении роман «Андромеда» служит примером того, как можно объединить науку с фантастикой.
И.С. Шкловский
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 14 фев 2014 14:14

Льюис Кэрролл
Алиса в Зазеркалье


Ну, как, Китти, хочешь жить в Зазеркальном доме? Интересно, дадут тебе там молока? Впрочем, не знаю, можно ли пить зазеркальное молоко? Не
повредит ли оно тебе, Китти... (*6)
Тут Алиса оказалась на каминной полке, хоть и сама не заметила, как она туда попала. А зеркало, и точно, стало «таять», словно серебристый туман по утру. Через миг Алиса прошла сквозь зеркало и легко спрыгнула в Зазеркалье.

6. Рассуждение Алисы о "зазеркальном" молоке гораздо значительнее, чем думалось Кэрроллу. Лишь спустя несколько лет после опубликования "Зазеркалья" стереохимия нашла положительное подтверждение тому, что органические вещества имеют асимметричное строение атомов. Изомеры суть вещества, молекулы которых состоят из совершенно тех же атомов, соединенных, однако, в топологически различные структуры. Стереоизомеры суть изомеры, идентичные даже в топологической структуре, однако из-за асимметричности этой структуры они образуют зеркальные пары, подобно левому и правому ботинку. Все органические вещества стереоизометричны. Обычно в пример приводят сахар: в "правом" варианте его называют декстрозой, в "левом" - левулезой. Прием пищи вызывает сложные химические реакции между асимметричными веществами и асимметричными продуктами в организме, потому что между "левыми" и "правыми" формами одного и того же органического вещества существует определенная разница во вкусе, запахе и усвояемости. Ни одна лаборатория или корова пока что не дала "зеркального" молока, но можно смело сказать, что если бы асимметрическую структуру молока зеркально отразили, его нельзя было бы пить.
В этом суждении о "зазеркальном" молоке подразумевается лишь отражение структуры, соединяющей атомы молока. Конечно, подлинное зазеркальное отражение молока означало бы и инверсию структуры самих элементарных частиц. В 1957 г. Ли Цзун-дао и Янг Чжень-нин, два американских физика китайского происхождения, получили Нобелевскую премию за теоретический труд, который, по удачному выражению Роберта Оппенгеймера, привел их к "радостному и удивительному открытию" относительно того, что частицы и их античастицы (то есть идентичные частицы с противоположными зарядами), подобно стереоизомерам, суть не что иное, как зеркальные отражения тех же структур. Если это так, тогда "эазеркальное" молоко будет состоять из "антивещества", которое Алиса даже не сможет выпить: стоит ей прийти в соприкосновение с этим молоком, как оба они взорвутся*. Разумеется, анти-Алиса, находящаяся по ту сторону зеркала, найдет антимолоко чрезвычайно вкусным и питательным. (Мартин Гарднер)

*) Как должна быть устроена Вселенная, чтобы в мире элементарных частиц симметрия все-таки сохранялась? Ответ на него искали многие, в том числе и московские физики — Исаак Померанчук, Игорь Кобзарев и Лев Окунь.
Однажды в процессе обсуждения этой проблемы в небольшом кабинете Института теоретической и экспериментальной физики, в котором и теперь работает академик Лев Борисович Окунь, они предположили, что помимо пары частица—античастица должны быть еще и их зеркальные аналоги — зеркальная частица и зеркальная античастица.
Про эти гипотетические частицы, разумеется, ничего известно не было. Кроме одного: зеркальные частицы от обычных отличает единственное качество — авторы назвали его числом Алисы (по имени той самой, из Зазеркалья), а операцию зеркального отражения частиц предложили называть A-преобразованием.
Если есть это A-число — частица зеркальная, нет его — точно такая же, но обычная. В остальном же они совершенно одинаковы — у них совпадают и спин, и электрический заряд, и вообще всё. А что такое A-число, неизвестно и сейчас. Тогда же еще совершенно неясно было, какими свойствами зеркальные частицы могли бы обладать, существуй они на самом деле, и если да — как их найти? В первой своей работе на эту тему Л. Б. Окунь и его коллеги даже предположили, что невидимые зеркальные частицы могут образовывать целый зеркальный мир и, более того, этот зеркальный мир может сосуществовать с нашим в одном и том же пространстве.


Она надеялась, что сумеет прочитать в книге хоть одну страничку, но все было написано на каком-то непонятном языке.
Вот как это выглядело (*8).

ТОЛГАМРАБ

икьрош еиквилХ .ьсолакраВ
,еван оп ьсилярыП
,икюлез илатокюрх И
.овем в икизмюм каК

Алиса ломала себе голову над этими строчками, как вдруг ее осенило:
- Ну конечно, - воскликнула она, - это же Зазеркальная Книга! Если я поднесу ее к Зеркалу, я смогу ее прочитать.

8. Тот факт, что Алиса увидела эти строки перевернутыми, свидетельствует о том, что сама она, пройдя сквозь зеркало, не изменилась.

Но я обдумывал свой план,
Как щеки мазать мелом,
А у лица носить экран,
Чтоб не казаться белым (*69).

69. Бертран Рассел в своей "Азбуке относительности" (гл. 3) цитирует эти четыре строки в связи с гипотезой Лоренца - Фицджеральда, одной из ранних попыток объяснить неудачу опыта Майкельсона - Морли, который должен был обнаружить влияние движения Земли на скорость распространения света. Согласно этой гипотезе, предметы претерпевают сокращения в направлении движения, но, поскольку все измерительные эталоны претерпевают аналогичные сокращения, они тем самым, подобно экрану Белого Рыцаря, мешают нам обнаружить изменение длины предметов. Те же строки цитируются Артуром Стэнли Эддингтоном в главе 2 его "Природы физического мира", но трактуются уже в более широком метафорическом смысле: природа всегда стремится скрыть от нас важнейшие факты своей структуры.
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 16 фев 2014 09:30

Мюррей Лейнстер
Первый контакт


Впереди висело гигантское светящееся облако. Оно казалось неподвижным. Чтобы заметить его приближение, приходилось довольно долго следить за экраном, хотя приборы звездолета показывали невероятную скорость. Облако было Крабовидной туманностью размерами шесть световых лет на три с половиной. Расползшиеся в стороны отростки при наблюдении в земные телескопы делали туманность похожей на животное, давшее ей свое имя. Это было облако невероятно разреженного газа.
Глубоко внутри туманности пылали две звезды, вернее двойная звезда, - одна почти такая же желтая, как земное Солнце, другая - ослепительно белая…
Он только что закончил совершенно уникальную работу - полную фотографическую запись всех изменений туманности за период в четыре тысячи лет. Впервые это было сделано одним человеком, с помощью одной и той же аппаратуры, с контрольными снимками для обнаружения и регистрации систематических ошибок. Этот труд сам по себе окупал его путешествие. Кроме того, Томми зафиксировал четыре тысячи лет истории двойной звезды и столь же долгий процесс вырождения звезды в белого карлика.
Это вовсе не значило, что Томми Дорту было четыре тысячи лет. Ему еще не исполнилось и тридцати. Но Крабовидная туманность находится на расстоянии четырех тысяч световых лет от Земли, и, когда Томми делал два последних снимка, в объективы падал свет, который достигнет Земли лишь в шестом тысячелетии нашей эры. Звездолет мчался со скоростью, во много раз превышающей световую, и Томми Дорт регистрировал малейшие изменения во внешнем виде туманности, происшедшие от сорока веков до каких-нибудь шести месяцев назад.

*) В 1946 году астрономы ещё не знали о том, что нейтронные звёзды существуют: до открытия пульсаров оставалось более 20 лет. Но уже прошло 12 лет после опубликования работы В. Бааде и Ф. Цвикки, где говорилось о том, что нейтронные звёзды должны возникать в результате вспышек сверхновых. И прошло 8 лет после опубликования работы Р. Оппенгеймера и Г. М. Волкова, описавшей внутреннюю структуру этих звёзд. Общее же мнение состояло в том, что все звёзды в конце концов становятся белыми карликами. Именно в 1946-м вышел из печати рассказ М. Лейнстера «Первый контакт» — о встрече звездолёта землян со звездолётом чужаков, летящим из глубин Галактики. Встреча произошла в Крабовидной туманности, вблизи от её центральной звезды. Согласно тогдашним (научным!) представлениям, это был белый карлик. Согласно современным — это нейтронная звезда. Фантаст воспользовался в рассказе общим мнением — и ошибся. Об ошибочной научной гипотезе давно забыли, рассказ «Первый контакт» всё ещё читают...
**) Сверхсветовое движение – чистая фантастика (теоретически возможно только для тел с мнимой массой), а еще большая фантастика – это фотографирование звезд при таком движении. Думаю, что при скорости, превышающей скорость света в 4000 раз (!), в направлении движения будет видно яркое пятно размером 1/4000 радиана или около 1', все остальное небо будет абсолютно черным. Если механически применить эффект Доплера к такому движению (что, наверняка, делать нельзя), то можно ожидать, что радиоволны, излучаемые звездой, будут приняты в видимом диапазоне (0.39 – 0.65 мкм). Но корректно решить задачу, не имеющую физического смысла, невозможно. sm7
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 04 июн 2014 16:24

Л.Н.Андреев
Вор


Юрасов в волнении прошёлся по площадке, такой высокий, худощавый, гибкий, бессознательно расправил усы, глядя куда-то вверх блестящими глазами, и жадно прильнул к железной задвижке, с той стороны вагона, где опускалось за горизонт красное огромное солнце.

*) Почему же луна, солнце и созвездия увеличиваются у горизонта?
Это обман зрения. С помощью грабельного или иного угломера не трудно убедиться, что лунный диск виден в обоих случаях под одним и тем же углом зрения в ½ градуса.
Чем объясняется столь сильный и всеобщий обман зрения? Бесспорного ответа на этот вопрос наука еще не дала, хотя стремится разрешить его 2000 лет, со времени Птолемея. Иллюзия находится в связи с тем, что весь небесный свод представляется нам не полушаром в геометрическом смысле, а шаровым сегментом, высота которого в 2-3 раза меньше радиуса основания. Это потому, что все расстояния в горизонтальном направлении и близком к нему оцениваются нами как более значительные, по сравнению с вертикальными: по первому направлению мы видим земные предметы, по второму – перед нами пустой, ничем не заполненный промежуток; а известно, что заполненные пространства всегда кажутся нам больше пустых.
На черт. 92 наглядно показано, как должна влиять приплюснутая форма небесного свода на величину светил в разных его частях.
Я.И.Перельман, Занимательная геометрия на вольном воздухе и дома, 1925
Вложения
}Clip.jpg
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 05 июн 2014 13:05

Жюль Верн
Таинственный остров


Затем Сайрес Смит взял инструмент, изготовленный им накануне. Расстояние между его ножками соответствовало угловому расстоянию звезды Альфа Южного Креста от горизонта. Инженер как можно точнее измерил этот угол по окружности, разделенной на триста шестьдесят равных частей. Угол равнялся десяти градусам.
Итак, полное угловое расстояние между горизонтом и полюсом, если прибавить двадцать семь градусов, отделяющие звезду Альфа от Южного полюса, и привести к уровню моря высоту плато, с которого производилось наблюдение, оказалось равно тридцати семи градусам…
Когда нужный момент наступил, Сайрес Смит опустился на колени и начал отмечать постепенное уменьшение тени, втыкая в землю маленькие прутики. Товарищи инженера, низко склонившись, с величайшим интересом следили за этой операцией.
Журналист держал в руках свой хронометр, готовясь отметить его показания в ту минуту, когда тень будет всего короче. Вычисление производилось 16 апреля, в день, когда среднее время совпадает с истинным временем*. Следовательно, показания часов Гедеона Спилета должны были соответствовать истинному вашингтонскому времени, что значительно упрощало вычисления.
Между тем солнце медленно подвигалось по небу. Тень от палочки становилась все короче. Но вот инженеру показалось, что она снова начала удлиняться, и он спросил:
- Который час?
- Пять часов и одна минута, - немедленно ответил Спилет.
Теперь оставалось только сделать расчет. Это было весьма просто. Разница во времени между Вашингтоном и островом Линкольна составляла, в круглых цифрах, пять часов - иначе говоря, когда на острове Линкольна наступил полдень, в Вашингтоне было уже пять часов вечера. Солнце в своем кажущемся движении вокруг Земли проходит один градус в четыре минуты, или пятнадцать градусов в час. Пятнадцать градусов, умноженные на пять, составляют семьдесят пять градусов.
Итак, если Вашингтон лежит на 77°3'11", или, в круглых цифрах, на семьдесят седьмом градусе от Гринвичского меридиана, который американцы, подобно англичанам, считают за нулевой, то, значит, остров Линкольна расположен на 77°+75° к западу от Гринвича, то есть на 152° западной долготы.
Сайрес Смит сообщил эту цифру своим товарищам. Учитывая, как и при измерении широты, погрешности наблюдения, он счел возможным утверждать, что остров Линкольна лежит между тридцать пятой и сороковой параллелями и между сто пятидесятым и сто пятьдесят пятым меридианами к западу от Гринвича.

*) Разность среднего и истинного времени называется уравнением времени.
Вложения
}график уравнения времени.jpg
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 02 авг 2014 09:05

Аня Еськова

Солнце — монетка, — скупой проворчал.
Нет, сковородка! — обжора вскричал.
Нет, каравай, — хлебопёк произнёс.
Компас, — сказал убеждённо матрос.
Солнце - звезда, — астроном объявил.
Доброе сердце, — мечтатель решил.
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Re: Астрономия в литературе

Непрочитанное сообщение Афанасьев » 16 авг 2014 11:20

Когда у Дирака как-то раз спросили мнение относительно «Преступления и наказания» Достоевского, то он прокомментировал книгу следующим образом: «Роман хорош, но в одной из глав автор допускает ошибку. В его описании солнце встает дважды в один и тот же день»…
:lol:
Афанасьев
Активный
Активный
 
Сообщения: 1810
Зарегистрирован: 29 мар 2011 09:49
Благодарил (а): 13 раз.
Поблагодарили: 23 раз.

Пред.

Вернуться в Астрономия в культуре и обществе

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1